Загрузка
Колыбельная для Сатаны

  

Женька на хор опаздывала. День не заладился с самого утра.

Во-первых, не пришёл Мурзик – их с мамой любимец. Соседка сказала, что и её кошка тоже исчезла, так что, возможно, вскоре они явятся оба. Мама слабо кивала головой и глотала валерьянку…

Во-вторых, на уроках с ней снова сел Вадик Березенцев – самый крутой пацан в их параллели! Пришлось после школы с ним целоваться (девчонки Женьку наверняка теперь возненавидели!). Вадик целовался долго, от него противно пахло сигаретами и пивом, и Женька не стала бы терпеть эту «процедуру», если бы на них не уставились во все глаза одноклассницы.

 

На хор можно было ещё успеть, и Женька галопом помчалась в ДМШ, но ровно через две улицы она увидела огромную пробку. Здесь случилась большая авария. В толпе говорили о нескольких десятках  машин.  Женька покрутилась там и сям, разглядела чудовищно развороченные машины, улышала чьи-то горестные причитания, потом её прогнал санитар «скорой помощи». Фиг бы она его послушалась, но нужно было бежать на хор.

Женька таскалась в музыкалку только из чувства долга, потому что мать придавала огромное значение женькиному «эстетическому воспитанию» и отказывала себе буквально во всём, лишь бы вовремя оплачивать занятия в ДМШ.

 

 

 Когда Женька ворвалась в вестибюль, распевка уже гремела вовсю. Получив распеканцию от хоровички, она скользнула на своё место и демонстративно-старательно затянула своё «ми-и-и-и-я!»

В перерыве она прошмыгнула к зеркалу и убедилась, что косметики на лице не осталось и следа.

Почему-то музыкантши-динозаврихи терпеть не могут накрашенных учениц. Особенно хоровичка. Как будто живёт где-то в монастыре и телевизор не смотрит. И по улицам не ходит. И вообще она млеет только от звуков симфонического оркестра…

 

В зеркало Женька увидела Китти – подружка по хору иронично смотрела на неё из-за колонны.  Вообще-то она Катька Иванова, но это «скушно», и Катька требовала называть себя Китти. Китти обожала чёрную одежду и украшения со «смертельной» символикой. А ещё Китти нравились ужастики…

— А ты знаешь, что сегодня конец света? – спросила она вместо приветствия.

— Ага, — ответила Женька, причёсываясь.

— Я серьёзно. По всем предсказаниям сегодняшнее число называлось, давно уже. В «Оракуле» вчера прочла, что земля перестала мертвецов принимать!

— В смысле? – нахмурилась Женька.

— А вот… Хоронят людей, а через три дня… Гроб с телом – наверху! Как выкопанный!

— Чушь.

— Правда. А это признак…  А ещё…

 

Тут тренькнул звонок – перерыв окончился. Девочки прошли в хоровой класс и, сев на места, подняли свои нотные партии прямо перед лицами. Пусть хоровичка думает, что они поглощены пением. Можно было спокойно поболтать, пока остальные зубрилы поют отрывок из «Литургии» Архангельского.

 

От грозовых туч небо потемнело, и хоровичка включила свет, закрыла окна и скомандовала открыть следующую часть. Хор зашелестел партиями, зазвучала музыка, и подружки смогли продолжить разговор.

— …а  ещё там написано, что только на искуственное зачатие надежда. И то здоровые дети не рожаются… не рождаются… Это – тоже признак!  А посмотри на погоду! Ты когда последний раз солнце видела? Я – в шестом классе. Два года назад!

Женька открыла рот. Это правда, погоду кляли все…  Из-за погоды и продукты стали на вес золота: урожаев почти не было. Винили в постоянной облачности глобальное потепление и лесные пожары. Прошлым летом горели торфянники. И тогда Женька видела солнце – низким багровым шаром в белом небе. И смотреть на него можно было хоть всю жизнь: оно казалось тусклым, раскалённым докрасна тазом.

— А деградация? – зловеще продолжала Китти.

— Чья?

— Всеобщая! – пригвоздила  её подруга страшным взглядом. – Пацанов что интересует? Бабы, «бабки» да «стрелялки»! Да пиво с тониками! А воровство и убийства? А пьяницы и наркоманы? Все потеряли надежду,  потому что – беспредел!

— Ну и что ты хочешь? – занервничала Женька. – Выйти на улицы и орать: «пробудитесь!» — да?  Или: «музыка спасёт мир!» — хоровичка будет рада…

 

Никто не понял, что произошло. Внезапно лопнули окна –  с жутким звоном посыпалось на пол стекло и одновременно погас свет. Пение оборвалось, раздались крики. Дети ощутили мерную вибрацию пола, и на их головы посыпалась штукатурка. И тут же за дверью что-то ухнуло с жутким рёвом. Все бросились к двери, но её заклинило намертво. Хоровой класс был на третьем этаже – выпрыгнуть не мог никто. Началась паника – и тут Китти грохнула крышкой рояля.

— Смотрите! – крикнула она, и посмотрела в окно. И Женька за ней посмотрела, и все остальные девочки тоже.

Они увидели, как один за другим рушатся дома. Гул, стоны; пылевые взрывы то там, то тут взлетали к небесам. Жуткий грохот – и на месте дома повисшее облако пыли и горя. В оцепенении хористки наблюдали надвигающийся ужас. А вдалеке с сизого неба на землю протянулась какая-то вьющаяся нитка. Потом за ней спустилась вторая, третья… Это были смерчи. Улицы кишели людьми, в панике бежавшими во всех направлениях. Женьку вдруг пронзила ледяная игла: а где мама?! Она посмотрела на Китти и увидела в её широко раскрытых глазах отражение своего страха. Конец света всё-таки настал.

Они осознали все одновременно: спасения ждать неоткуда.

Ветер нарастал; деревья гнулись почти до земли.

 

И вдруг…  Они услышали голос. Слабый вначале, он дрожаще выводил знакомую мелодию. Пела хоровичка. Пела «Отче наш» Чеснокова.  Это походило на безумие:  петь во время катаклизма, который нёс неотвратимую гибель. Но она пела. Закрыв глаза и вцепившись в пюпитр, как в штурвал.

В промежутках между взрывами её голос нежно вспархивал к потолку.

Постепенно присоединились альты, потом вторые сопрано.  Молитва-песня обрела силу и строй. Хоровичка не дирижировала. Никто не смотрел друг на друга. Но «Отче наш» лился на удивление слаженно, на едином дыхании. Наверное, потому что все как никогда осознавали, что и зачем они поют…

На улице к детскому хору стали присоединяться уцелевшие люди…

Сколько раз они исполняли «Отче наш», они не следили. Но ветер стих, а мутная вода, почти скрывшая памятник на площади, пошла на спад. В чёрно-сизом небе образовался светлый проём, сквозь который на землю, прямо в их разбитые окна хлынул давно невиданный золотой свет – свет Солнца.

 

 

Thanks photo

БЛАГОДАРНОСТЬ АВТОРУ

СПАСИБО!
Оставить отзыв:
Сумма благодарности автору
ФИЛЬТР:
ФОРМА:
ЖАНР:
КНИГА ПО НАСТРОЕНИЮ:
ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ:
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
В КНИГЕ ЕСТЬ:
ПЕРСОНАЖИ:
АНТИФИЛЬТР:
ФОРМА:
ЖАНР:
КНИГА ПО НАСТРОЕНИЮ:
ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ:
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
В КНИГЕ ЕСТЬ:
ПЕРСОНАЖИ:
Сумма пополнения
ПРИМЕНИТЬ
Сумма благодарности сайту
Название книги
Автор
100 руб.
Нашли ошибку?
Цветовая гамма
Выбор шрифта
Режим чтения
Нецензурная лексика
Оглавление
Нашли ошибку?