Загрузка
Впечатляющий Василевс

– Так вот… Шёл я, поскользнулся, упал и кома. Вы же знаете, какие у нас лестницы, а если, не дай бог гололёд или сильный дождь — ах да, это и был гололёд. Наверное, это можно назвать поворотным моментом в жизни обыкновенного подростка с заниженной самооценкой, у которого имелись ну очень заботливая мамаша и спокойный во всех отношениях папаня.

– Вы очень позитивный человек, Василевс. Вы пережили семидневную кому… Я даже представить не могу, какие сложным это было испытанием, для вас и вашей семьи.

– Да не то слово! — отмахнулся худой человек и рассмеялся. Был он высок, слегка неказист, но его щуплую фигуру украшал и делал статной дорогой костюм классического покроя  ляписной расцветки. В нагрудном кармане был платок в горошек — всё в гардеробе, всё на улыбчивом лице говорило о доброте и весёлом нраве человека лет двадцати восьми. — На самом деле я даже не заметил эту кому, наконец–то смог отоспаться, а потом… стоило открыть глаза и немного прислушаться к окружающему шуму — вот это меня испугало.

– Что? Что именно?

– Я начал слышать…

– Кого? Людей?

– Да что вы? Тогда бы я здесь не сидел, — рассмеялся человек. — Голубей я начал понимать. Да, вот этих самых разносчиков заразы, вечно требующих еды. Я стал их личной буханкой хлеба — они ломились в больничную палату, залетали в мою комнату, наводили шорох во время уроков. Сначала я их ненавидел, даже хотел перестрелять или пригласить китайскую бригаду — они быстро бы порешили всех, но…

– Я читала в вашей биографии, что с вами не очень хорошо обращались сверстники.

– Да, — почесал затылок человек, — было такое дело. Дураками мы все были. К этому времени я подружился с одним голубем, такими обыкновенным: тёмная головка, мерзкие красные глазки. Подкармливал его — он был таким альфа–птицей. У нас был такой договор: я ему еду — он охраняет квартиру от нападения других птиц. Когда подростки меня подловили и хотели мобилу отжать, сигарету затолкать в одно место, мой крылатый друг нагнал все стаи с района и умазал их помётом. Об этом, кстати, в газетах писали — территория за гаражами вся белая стала, теперь поблизости школы и не покуришь. Мама долго злилась и на голубей, что ей жить мешали, вечно поджидали с работы, клевали волосы, то нахально занимали балкон под свои гнёзда и высиживали яйца. Только отец к этому как–то спокойно отнёсся.

– Да, это действительно проблема. Как вы пришли к гармоничному сосуществованию с данными птицами?

– Мне пришлось из зажатого и неуверенного паренька стать альфа–самцом во многих голубиных стаях. Только после того, как заявил свои права, они перестали гадить на балконы, а альфа–друг снова стал единственным, кто мог летать и сидеть возле наших окон. Тогда занялся наукой… а потом, я стал их не только альфа–самцом, но и их директором. Я долго думал, чем заняться по жизни.

– И в этом вам помог отец, насколько я помню.

– Да. Мой папаня дождался своего часа. «Слухай, Вась, – начал старик. – Ты же браток голубей… Я всё понимаю… теперь ни индюшатины, ни курицы не ешь. Но знаешь, смотрел я репортаж про цирк. Только представь, ты на сцене и возле тебя не тигры, не львы, не акробаты, а голуби! Какая хохма будет, а?»

Так отец стал моим менеджером, а я, собрав на общее собрание в парк всех голубей, организовал птичий цирк. Мама словила от нашего проекта инфаркт, поэтому до окончания ветеринарного колледжа, хотя и тут она была против, пророчила карьеру юриста, я не возникал с этим планом перед ней. А сам, по ночам, на прогулках, подальше от людей, организовывал тренировки, за трюки и странные фотосессии получал деньги и спускал на обустройство жилищ моим работникам, на их еду и воду. Какие же они прожорливые!

– Мне вот стало интересно. А ваши друзья как вас понимают? Силой мысли, или они знаю русский, а как они общаются с вами? Лично я слышу только курлыканье.

– Раньше я тоже слышал «курлык–курлык», но теперь их язык мне как русский, а им русский — как иностранный. Они понимают такие фразы как «еда», «крошки», «иди ко мне». Как же я благодарен, что они не знают о моих мыслях — это ужасно.

Приятная молодая женщина поправила причёску и улыбнулась. Она посмотрела в камеру и услышала по наушнику: «Пора закругляться».

– Ну что же, наше интервью подходит к концу. Я очень рада встречи с вами, Василевс. Ваша история уникальна и очень показательна. Вы стали успешным человеком, воспользовавшись шансом, который мог стать проклятием для любого другого человека. И при этом, вы сотворили чудо. Казалось бы, обычные уличные сизые голуби…

– Вы правы, простые голуби, но в умелых руках… Эй! — Василевс свистнул, и студия внезапно, по команде, заполнилась обыкновенными, но лоснящимися от хорошего ухода голубями. Они нависли над человеком и плотным облаком сжали и подняли его, служа ему лётным стулом. Все в студии заворожённо следили за происходящим и не верили своим глазам. И пускай это длилось не больше пяти секунд, но шоу Василевса к окончанию программы стало самым запоминающимся из всех моментов, которые прожила на работе телеведущая.

 

Thanks photo

БЛАГОДАРНОСТЬ АВТОРУ

СПАСИБО!
Оставить отзыв:
Сумма благодарности автору
ФИЛЬТР:
ФОРМА:
ЖАНР:
КНИГА ПО НАСТРОЕНИЮ:
ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ:
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
В КНИГЕ ЕСТЬ:
ПЕРСОНАЖИ:
АНТИФИЛЬТР:
ФОРМА:
ЖАНР:
КНИГА ПО НАСТРОЕНИЮ:
ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ:
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
В КНИГЕ ЕСТЬ:
ПЕРСОНАЖИ:
Сумма пополнения
ПРИМЕНИТЬ
Сумма благодарности сайту
Название книги
Автор
100 руб.
Нашли ошибку?
Цветовая гамма
Выбор шрифта
Режим чтения
Нецензурная лексика
Оглавление
Нашли ошибку?